Франция на пути к религиозным войнам

Франция на пути к религиозным войнам
Франция на пути к религиозным войнам">
Памятник Гаспару де Колиньи близ Лувра



Знаменитый вождь французских гугенотов Гаспар де Колиньи, убитый в канун дня святого Варфоломея (ночь на 24 августа) 1572 года, получил ореол невинного мученика и чуть ли не святого страстотерпца. Между тем святым он, конечно, не был. Более того, ряд его действий весьма сомнителен, а некоторые поступки можно однозначно трактовать, как измену своей родине – Франции. В качестве примера можно привести получение им денег от королевы Елизаветы Английской, причем небезвозмездное: за финансирование Колиньи, ничтоже сумняшеся, расплатился французским Гавром. А хотел отдать ещё Нант, а также Дьепп и Руан. Однако начнем по порядку и поговорим о религиозных противоречиях во Франции XVI века и жизни Колиньи с самого ее начала.

Гугеноты


Движение Реформации захватило и Францию. Наибольший успех здесь имело учение протестантского диктатора Женевы Жана Кальвина.


Енох Симан Младший. Портрет Жана Кальвина

Французских сторонников учения Кальвина называли гугенотами. Некоторые полагают, что это слово было образовано от насмешливого прозвища жителей Швейцарии (где и создал свое учение Жан Кальвин) – Гуго. То есть поначалу это слово служило указанием на швейцарское происхождение учения и, следовательно, слова гугеноты и «иноагенты» были синонимами. Другие полагают, что слово huguenots было образовано от немецкого eidgenossen – товарищи по клятве, соратники, союзники.

Кстати, некоторые современные онлайн-переводчики дают очень неожиданные варианты. Переводчик «Яндекса», например, считает, что eidgenossen – это клятвопреступники. Promt предлагает вариант – «граждане Швейцарской конфедерации», Deepl и Bing Microsoft Translator – просто «конфедераты».

Имеется версия, что слово «гугенот» имеет иудейское происхождение и означает «ученый, знаток Писания», но она кажется практически невероятной.

Ознакомившись с Ветхим и Новым Заветами, Кальвин (как и другие протестанты) увидел, что в них, например, ничего не говорится о культе святых и тем более о возможности «торговать благодатью» в виде индульгенций. Нет никакого обоснования светской власти римских пап и других иерархов, не предполагается возможность монастырского землевладения и нет требования целибата (безбрачия священников). Единственным авторитетным источником в духовных делах Кальвин и его последователи вполне логично признали Библию. Они отвергли все церковные таинства, даже те два, что согласны были признать лютеране – крещение и причастие.

Католики говорили о возможности спасения путем совершения добрых дел, лютеране выдвинули тезис об «оправдании верой», а Кальвин заявил, что участь каждого человека предопределена еще до сотворения мира. Человек может получить знак о принадлежности к избранным, добившись успеха в каких-то делах, в том числе – и торговых. Понятно, что успешны были далеко не все его последователи, и потому Кальвин оставил лазейку: знаком избранности могли быть также само осознание факта истинности его учения и гонения за свое обращение от «нечестивых властей».

Католики и лютеране были согласны, что любая власть от Бога, Кальвин заявил о возможности и даже необходимости борьбы с «нечестивой властью». Таким образом, его учение привлекало людей особого склада – пассионарных бунтарей и нонконформистов, которым для того, чтобы восстать, всегда нужен лишь повод. Был и меркантильный интерес в том, чтобы стать кальвинистом – сторонники этого учения отказывались платить церковную десятину.

Кальвин и его последователи оказались крайне авторитарными лидерами и жестоко преследовали всех, несогласных с их идеями – и сектантов из собственных рядов, и католиков. Первых кальвинисты ненавидели за извращение идей великого учителя, вторых – высокомерно презирали за неспособность понять величие идей Кальвина и считали обреченными на вечное проклятие. Поэтому попытки французских властей придти к компромиссу с гугенотами практически всегда оказывались безуспешными: последователям Кальвина нужны были не уступки, а полная победа их единственно верного учения. На пике движения численность гугенотов во Франции достигала 15 % от всего населения, порой они контролировали до трети территории страны.

С другой стороны, и в стане католиков имелись свои непримиримые экстремисты, которых оскорбляла одна только мысль о возможности хоть каких-то уступок протестантам. Те же Гизы едва не подмяли Францию под себя. Чтобы ослабить их партию, при Генрихе IIl в 1588 году пришлось убить возглавлявшего Католическую лигу Генриха I де Гиза и его брата Луи, который был лотарингским кардиналом.

Формально во главе гугенотов Франции стояли два брата из дома Бурбонов. Старшим был Антуан, женатый на королеве Наварры Жанне д`Альбре – фанатичной и непримиримой кальвинистке. Он стал отцом первого короля династии Бурбонов – Генриха IV.


Леонар Лемузен. Портрет Антуана де Бурбона


Франсуа Клуэ. Портрет Жанны д’Альбре, королевы Наваррской, 1570 г.

Антуан Бурбон был человеком «широких взглядов» и не раз менял вероисповедание. Он и погиб в 1562 году под Руаном, сражаясь в католической армии против гугенотов – и, будучи смертельно ранен, дал обет вновь стать кальвинистом в случае выздоровления. Его сын Генрих также относился к вопросам религии весьма спокойно и, неоднократно меняя веру, не испытывал никаких угрызений совести. Именно ему принадлежит знаменитая фраза «Париж стоит мессы».

Людовик Бурбон, младший брат Антуана, известный как Конде (по названию дворца, ставшего его резиденцией), был более принципиален.


Луи Бурбон принц Конде на портрете неизвестного мастера

Его навязчивой идеей было пленение короля с целью заставить того изменить политику в отношении протестантов. Луи оказался причастен к попыткам похищения Франциска II в Амбуазе (и даже был приговорен за это к смерти) и Карла IX в Мо. Он попал в плен во время сражения при Жарнаке (13 марта 1569 г.) и был убит бароном де Монтескью по приказу герцога Анжуйского. Это убийство, кстати, служит свидетельством чрезвычайного ожесточения в отношении французских католиков и гугенотов: попавших в плен принцев крови во Франции до тех пор не убивали. Обо всем этом мы еще поговорим.

Для протестантов Конде был важен именно в качестве принца крови, а не как вождь их партии. Гораздо более серьезной фигурой был Гаспар де Колиньи, который после гибели старших принцев фактически узурпировал звание вождя всех протестантов Франции, оттеснив в сторону сыновей Людовика и Антуана (Генрих Наваррский и Генрих Конде) от имени которых он и осуществлял руководство.

Происхождение и семья Гаспара де Колиньи


Гаспар Колиньи – будущий военный лидер и один из вождей французских кальвинистов был отпрыском древнего дворянского рода, известного с XII века. Его предки служили герцогам Бургундии и Савойи, а дед – Жан III, перешёл на службу к королю Франции Людовику XI. Отец, который также носил имя Гаспар (его называют Первым), в период Итальянских войн смог стать маршалом Франции и занять видное положение при дворе королей Франциска I и Генриха II. Женат он был на Луизе де Монморанси – сестре коннетабля Франции.

Будущий вождь гугенотов родился 24 февраля 1519 года в Шатильон-сюр-Луан. Он был третьим сыном в этой семье и потому его готовили к духовной карьере, рассчитывая сделать кардиналом. Однако мальчик мечтал о военной карьере, зато кардиналом не прочь был стать его старший брат Оде, который и получил этот сан уже в 16 лет.


Odet de Coligny на портрете, который приписывается Франсуа Клуэ

Позже, в 1561 году, Оде, не отказавшись от кардинальского сана и денежных рент от католических приходов, перешёл в кальвинизм, а затем в 1564 году еще и женился на Изабелле Готвилль. В 1563 году папа римский Пий IV отлучил его от церкви, однако Оде до смерти подписывался, как «кардинал Шатильон». В августе 1563 года на церемонии, посвященной совершеннолетию Карла IX, он явился с женой – и в кардинальской мантии. А Гаспар после смерти в 1534 году старшего из братьев – Пьера, стал главой рода.

Отец семейства, Гаспар I Колиньи, скончался в 1522 году, а в 1530 году семья переехала в Париж, где вдова маршала стала придворной дамой королевы Элеоноры Австрийской – второй жены Франциска I (дочь Филиппа I Габсбурга Красивого и Хуаны Безумной, внучка Католических королей Фердинанда и Изабеллы). Это позволило Гаспару познакомиться с королевскими детьми, а также с Франсуа Лотарингским, сыном влиятельного герцога Гиза, который позже станет пэром Франции, великим ловчим, принцем Жуанвилем – и смертельным врагом семьи Колиньи.


Портрет Франсуа де Гиза работы Ф. Клуа

Генрих Гиз (Меченый), герцог Шарль Майеннский, Екатерина-Мария герцогиня де Монпансье и Луи, кардинал Лотарингский, которые являются героями романов Дюма «Королева Марго», «Графиня де Монсоро» и «Сорок пять» – это дети Франсуа де Гиза. Их матерью была Анна д’Эсте – внучка короля Людовика XII по материнской линии. Но, возможно, некоторые еще помнят Мориса Дрюона и роман, который называется «Негоже лилиям прясть» (его действие разворачивается намного раньше – в первой половине XIV века). Название намекает на Салический закон, изданный еще при Хлодвиге I. Именно из-за него дети Франсуа и Анны не имели права на французский престол. Однако Генрих де Гиз, глава Католической лиги, после восстания в Париже 12 мая 1588 года был в шаге от того, чтобы стать королем Франции. Все закончилось его убийством 23 декабря 1588 года в замке Блуа дворянами-телохранителями Генриха III из того самого отряда «Сорока пяти». На следующий день убили и его брата – кардинала Луи.

Вернёмся к старшим Гизам. Младшим братом Франсуа де Гиза был кардинал Карл (Шарль) Лотарингский, который также стал одним из лидеров католиков Франции.


Франсуа Клуэ. Шарль де Гиз, кардинал Лотарингский

Познакомился Гаспар II в то время и с Пьером де Бурдейлем, более известным как писатель Брантом, автор «Жизнеописаний знаменитых полководцев Франции», «Жизнеописаний знаменитых иностранных полководцев», «Жизнеописаний знаменитых женщин» и продолжения этого труда под названием «Галантные дамы».


Pierre de Bourdeille, seigneur de Brantme на портрете неизвестного художника XVI века

Именно Брантом является автором фразы:

«Человек столько раз человек, сколько языков он знает».

И другой, более фривольной:

«Юнона, Венера, Фетида, Церера и иные богини, все до единой, презирали имя «девицы», кроме Афины, которая выскочила из головы Юпитера, доказывая тем самым, что девичество – всего лишь понятие, родившееся в голове».

Брантом утверждает, что Гаспар Колиньи и Франсуа де Гиз, в молодости

«слыли добрыми друзьями и приятелями, часто одинаково одевались, сражались на турнирах рядом, плечом к плечу, состязались в кольцах, участвовали во всех развлечениях, оба наслаждались жизнью, совершая столь же невероятные безумства, что и другие».

Но самым близким другом Гаспара Колиньи стал Пьеро Строцци – двоюродный брат знаменитой Екатерины Медичи, которая в то время была женой наследника престола (будущий Генрих II).


Портрет Пьеро Строцци, мастерская Алессандро Аллори

Осиротевшая сразу после рождения Екатерина воспитывалась в доме своей тетки Клариссы Строцци и до конца жизни сохраняла самые теплые чувства к ней и ее детям. Вместе с Пьером Строцци Гаспар в 1546 году совершил путешествие в Италию, посетив, в частности, Феррару, где женой герцога Эрколе II д'Эсте была Рене (Рената) Французская – младшая дочь Людовика XII, известная своими симпатиями к протестантам.

Начало военной службы Гаспара де Колиньи


Впервые в армии Колиньи оказался в 1542 году – в возрасте 23 лет. Произошло это, разумеется, во время одной из Итальянских войн (Валуа против Габсбургов), которые проходили в Европе на протяжении 1494–1559 гг. с самыми неожиданными участниками и союзниками. На стороне Франциска I, например, против Испании воевали знаменитые османские адмиралы Хайр-ад-Дин Барбаросса и Тургут-реис, а на стороне Карла V против Франции – английский король Генрих VIII. Но Генрих VIII, впрочем, и за французов «поиграл» – в войне Лиги Коньяка 1526–1530 гг. (умеют же историки, если захотят, броские этикетки делать, а то назовут какой-нибудь конфликт Шмалькальденской войной – кому она интересна с таким названием).

Очень скоро Гаспар де Колиньи дослужился до чина пехотного генерал-полковника.
В 1547 году в его жизни произошло сразу несколько важных событий. Умерла его мать, причем перед смертью отказалась от исповеди. Сам он женился на ее воспитаннице и родственнице Шарлотте де Лаваль, которую любил (она обратилась в кальвинизм раньше мужа). В этом браке родились четверо детей – три сына и дочь. Новый король – Генрих II, посвятил Гаспара де Колиньи в рыцари ордена святого Михаила и назначил его командующим пехотными частями. А ещё Гаспар поссорился с другом молодости – Франсуа де Гизом.

Поводом для ссоры стало резкое заявление Колиньи по поводу возможности женитьбы брата герцога на дочери Дианы де Пуатье (фаворитка Генриха II была на 20 лет старше короля): мол, лучше иметь меньше власти, но сохранить честь. Герцог счел, что Колиньи позволил себе нанести оскорбление всему Лотарингскому дому. А в 1552 году 33-летний баловень судьбы стал ещё и адмиралом, хотя к морским делам никакого отношения не имел и кораблями никогда не командовал.


Франсуа Клуэ. Адмирал Гаспар де Колиньи

Скрытое обращение в кальвинизм Гаспара де Колиньи


Карьера Колиньи на два года оборвалась в 1557 году после битвы при Сен-Кантене. Будучи губернатором Пикардии, Колиньи оборонял этот город от войск наместника Испанских Нидерландов герцога Филибера Савойского, но потерпел поражение. По мнению многих, он поспешил сдать город – прекратил сопротивление, как только была пробита брешь в одной из стен, хотя через нее не успел проникнуть ни один неприятельский солдат. В плен тогда попал и его дядя – коннетабль Анн де Монморанси.


Леонард Лимузен. Коннетабль Монморанси. Эмаль на бронзе, 1566 г.

Гаспар Колиньи был отправлен в зеландский город Слёйс, где отказался посещать мессу, и вступил в переписку с Жаном Кальвином (с 1558 года). Еще более явно от католичества тогда отрекся младший брат Гаспара – Франсуа, также попавший в плен. Узнавший о поведении братьев Генрих II в гневе отказался платить за них выкуп в 150 тысяч золотых экю. Нужную сумму собрала жена Гаспара Колиньи, которой пришлось для этого продать 20 имений.

Младший брат Гаспара Колиньи – Франсуа, оказался человеком принципиальным, своего обращения в кальвинизм не скрывал и был отрешен Генрихом II от всех должностей.


Портрет Франсуа де Колиньи, приписываемый Марку Дювалю

В дальнейшем он стал одним из ближайших соратников вождей французских гугенотов – Антуана де Бурбона (отца Генриха Наваррского) и его брата Людовика де Конде (этот был женат на дочери родной сестры братьев Колиньи). Впрочем, Антуан, как мы уже говорили, был не слишком стоек в своей приверженности к кальвинизму.

Гаспар де Колиньи по возвращении в Париж свое обращение в протестантизм не афишировал, внешне оставаясь верен католической церкви, однако находился в глубокой внутренней оппозиции к центральной власти. Узнав о гибели Генриха II, вместо традиционной формулой «король умер, да здравствует король», он заявил в кругу своих приближенных:

«Король умер, а мы будем жить!»

Екатерина Медичи обращалась к нему в письме:

«Вы, кто всегда вел себя как добрый патриот, покажите сейчас, что ни Вы, ни Ваши братья не желаете стать причиной гибели Вашей родины».

Увы, Гаспар Колиньи уже все решил для себя, выбрав «не мир, но меч», религию, а не родину. И его выбор едва не погубил французское королевство.

Генрих II, как известно, погиб в результате несчастного случая на рыцарском турнире, когда острый конец сломавшегося копья капитана Габриэля де Монтгомери попал ему в правый глаз. Многие протестанты, кстати, усмотрели в этом нелепом происшествии Божье наказание короля-гонителя «истинной веры», и скоро кальвинистом стал даже Монтгомери, который потом будет воевать против королевских армий вместе с Колиньи. На престол взошел болезненный 15-летний подросток Франциск, женой которого была знаменитая Мария Стюарт – племянница братьев Гизов – Франсуа (герцог) и Карла (кардинал Лотарингский).


Франсуа Клуэ. Франциск II Валуа и Мария Стюарт Шотландская

Принц Конде и младший брат Гаспара Колиньи оказались замешаны в Амбуазском заговоре, когда Жан дю Барри Ла Реноди со своими сторонниками попытался захватить короля, чтобы вынудить его удалить Гизов и изменить религиозную политику. Только после казни заговорщиков Гаспар Колиньи подал королю Франциску II петицию в защиту кальвинистов Дьеппа.

В следующей статье мы продолжим наш рассказ, поговорим о «черной королеве» Екатерине Медичи, кровавом инциденте в Васси и начале знаменитых Гугенотских войн.

Оригинал материала читайте полностью по ссылке на  TOPWAR


Источник: https://topwar.ru/199104-francija-na-puti-k-religioznym-vojnam.html
17:23
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...